Кирильон

сайт Кириллова Вадима Евгеньевича

Среди заливов

 СРЕДИ ЗАЛИВОВ

(Заливы южной части Охотского моря)

       Южное побережье Охотского моря, по природным и географическим особенностям – это несколько полуостровов, разделенных вытянутыми заливами. С запада на восток следуют Удская губа, Тугурский залив, Ульбанский залив и залив Николая. Разделяющие их полуострова, как правило, гористы. Вдоль осевой части каждого вытягиваются изрезанные хребты – не очень высокие, до 1000м, но выглядящие со стороны настоящими стенами, высоко поднимающимися над водной гладью.

       Перечисленные особенности рельефа обусловлены тектоническими причинами: горы, хребты и полуострова представляют собой неогеновые горстовые сооружения-поднятия, а параллельные им заливы и продолжающие их речные долины – провалы-грабены.

       Близость к прохладному морю обусловила особенности здешнего климата: от обширной водной поверхности летом в долины и ущелья вползают плотные туманы, а зимой обычны обильные снегопады, покрывающие все вокруг трехметровым белым одеялом. Но местной растительности такой климат, очевидно, вполне подходит: летом в долинах обычно высокое разнотравье, в предгорьях произрастают могучие еловые леса, выше до самых гольцов и скал на верхушках распространены непроходимые густые стланики.

       Климат в каждой долине свой – все зависит от её высоты и близости к морю.

       Края эти пустынны. Постоянным населенным пунктом является поселок Тугур, население которого сократилось с начала «перестроек» с 600 до 150 человек. В советское время был это посёлок не хуже других, с занятостью населения в рыбном хозяйстве, преимущественно на обслуживания рыбозавода. Сейчас население промышляет в основном частной рыбалкой, а эвены держат стада оленей, самое крупное из которых насчитывает примерно 100 голов.

       Есть еще совсем маленький посёлок артельщиков и рыбаков на восточном берегу Ульбанского залива.

 

       В этих местах удалось побывать, работая в геологической экспедиции, в поисковом отряде в 2011-2018гг. Работы эти подразумевают частые перемещения с временными лагерями в разных местах; соответственно, и путешествовать приходится немало.

       Предлагаемый фотоальбом повествует о наших передвижениях в 2012-2013 г. вдоль Тугурского залива (фотографии 2-41) и залива Константина (это небольшой залив с восточной стороны Тугурского полуострова, часть залива Академии, фото 42-43), в 2011 и 2014 годах залива Николая (фото 44-49). В 2011 году мы с нашим небольшим поисковым отрядом заехали ненадолго в бухту Де Кастри (Татарский пролив, разделяющий материк и Сахалин, фото 61-63), в 2018 году удалось побывать на Ульбанском заливе (фото 50-60).

       Ниже привожу, в качестве пояснений, несколько комментариев к фотографиям. Поскольку знаю Тугурский залив лучше других, о нём и расскажу подробнее.

        Тугурский залив. Среди описываемых заливов, Тугурский является самым большим и самым живописным. Со всех сторон побережье обступают горы, и такое впечатление, что огромная акватория замыкается почти со всех сторон. На горизонте к северу в виде бледных голубых контуров проступают Шантарские острова.

       Берега залива в основном скалисты и обрывисты, с уединенными бухтами. Здесь встречаются кекуры – каменные скалы в море или на удалении от обрывов, высотой до нескольких десятков метров. На скалах в трещинах произрастает золотой корень.

       Когда-то северная часть Тугурского полуострова была отдельным островом, но присоединилась к материку вследствие намывания длиной косы шириной метров 800. Она не просто намылась, но и приподнялась вверх метров на 20 из-за неотектонического подъёма местности. На перешейке подходят близко и одновременно видны и Тугурский залив, и залив Константина восточнее. Здесь приливо-отливные зоны особенно широки, и где берег становится скальным, они исчезают.

       Отлив в Тугурском заливе огромный – до 4 км на отлогих участках. После ухода воды далеко простирается глинисто-илистое пространство, усеянное тысячами лужиц. Рыбу – камбалу, навагу, корюшку – здесь ловят сетями: выкладывают их на глинистое дно, дожидаются, когда вода придет и снова уйдет, и снимают «урожай».

       Максимальные приливы достигают здесь 8 метров, средние 7 метров, и об этом надо обязательно помнить, выставляя у берега палатку или путешествуя вдоль кромки воды. Зазеваешься – и смоет!

       За приливами-отливами лучше всего наблюдать со скальных обрывов, где-нибудь в северной части залива. Это действительно впечатляющее зрелище: огромная масса воды, объемом в миллионы кубометров, с бурунами и большой скоростью устремляется сначала в одну сторону, а потом через часть суток, в другую. Это напоминает течение какой-нибудь огромной реки, например, Амура. Здесь хорошо бы было в удобном месте поставить приливную электростанцию, где вечный двигатель, вода, совершала бы полезную работу.

       Перемещения вдоль берега. Путешествовали мы пешком от рыбацкого поселка Перешеек (ныне брошенного) пешком километров за 40 на север вдоль берега Тугурского залива до устья речек Тургула, Уля и Чистая. Обычно, на себе затаскивались кемпинговая палаточка, запас продуктов и всего необходимого (по минимуму) для жизни. В основном побережье проходимо вдоль кромки воды, но не всегда – часто приходилось штурмовать скальные уступы или обходить по сопкам гряды отвесных скальных обрывов-«непроходов». В удобных местах, обычно на устьях речек, мы выставляли лагерёк и из него совершали геологические маршруты в разные стороны. Погода нам в основном благоприятствовала: часто она стояла спокойная и безмятежная, яркая и солнечная днём, со штилем на море – возможно, это был местный бархатный сезон. (На снимке 22: спокойное море в ясную погоду завораживает, и ребята, позанимавшись нашим нехитрым хозяйством, невольно рассаживаются, замолкают и начинают задумчиво медитировать, вглядываясь в бледную синеву огромного зеркала воды, с каймой синих гор на горизонте).

        Назад, на основной лагерёк, обычно тоже шли нагруженными, но уже с грузом проб и образцов.

        Примерно дюжину километров таким же образом мы проделали с геологом Федором на юг, в сторону поселка Тугур (снимки 1, 4-7).

        Белухи и прочая живность. Замечательным выдался день 17 августа! После небольшого ночного дождика небо полностью очистилось. Дул свежий ветер, ярко светило солнце, водная гладь искрилась и сияла миллионами бликов, каждая деталь ландшафта была отчетливо видна даже на большом расстоянии. Мы с Иваном прошли вдоль скалистого побережья до мыса Крайний, который оказался отвесно уходившим в воду «непроходом». Самым большим подарком этого дня стала картина большого перехода белух, стадо которых насчитывало не менее 100 особей. Они шли рядом с берегом, метрах в 7-10 от скал, отрядами по 10-12 штук в каждом, с перерывами метров в 60. В каждом отряде присутствовал свой вожак, следящий за продвижением своих подопечных. На марше белухи образуют довольно плотные группы, при движении используют ныряющие движения, отфыркиваясь при выныривании. Белухи отличаются по цвету: взрослые особи белые, «подростковые» серые, и молодые темно-серые.

       Это было волнующее зрелище – парад большой стаи этих крупных морских млекопитающих, с их блестящими на солнце спинами, среди сверкающих морских брызг и волнения прозрачного сине-зелёного моря (фото 13, 14).

       Перевалив по сопке на западное побережье, мы попали в тихую уютную бухточку, со всех сторон окруженную непроходами. Небольшое стадо белух отдыхало здесь, по-видимому, от перехода: зависнув на одно м месте, они дружно фонтанировали, словно по команде.

       Иногда, когда видишь этих животных подальше от берега, среди их скопления начинают мелькать большие черные плавники, и тогда возникает предположение, что в стаю прорываются хищники-касатки. Скелетов белух по берегу не мало, возможно, это результаты пиратских рейдов касаток.

       На некотором удалении от берега на плоских скальных островках можно увидеть тюленей. Если сидеть не берегу спокойно, некоторые из них, наиболее любопытные, могут подплыть к вам поближе, метров на двадцать.

       На море много различных птиц. В основном, это большие стаи куликов и чаек, которые во время прилива и кормежки начинают вести себя очень активно, и постепенно следуют за наступающей водой, которая приносит им какую-то мелкую добычу. В разных местах побережья, в основном в приустьевых частях рек, обитают крупные белохвостые и желтоклювые орланы, охотящиеся за крупной рыбой.

       Из другой живности, встречаются медведи и лисицы, подтягивающиеся к устьям рыбных рек ближе к периоду нереста красной рыбы.

       Таким образом, в Тугурском заливе любители живой природы смогут увидеть занимательную картину цветущей жизни на удалённом побережье, где человек ещё – не частый гость.

       Залив Константина был назван так в честь Великого князя, и так и остался непереименованным в советское время. Залив отличает его мелководность, во время небольших приливов глинистый бенч тянется, насколько глаз хватает. Скальные обрывы характерны для его восточной части.

       Залив Николая чаще всего посещается людьми, и причина этого – в его доступности. Из поселка Херпучи на Амгуни сюда ведет круглогодичная дорога длиной километров 150 до устья р. Иктинго, а вторая дорога ведёт севернее, в район озера Мухтель. Заезжают в эти края местные граждане в основном летом в августе, на отдых. Кроме того, здесь на побережье стоит действующий маленький рыболовецкий посёлок.

       Ульбанский залив находится между полуостровами Тугурский и Тохареу. Он вытянут в северо-восточном направлении, берега его то скалистые, то отлогие. Самая мелкая часть залива – западная, вблизи устья реки Ульбан. Добраться к этим местам из обжитых районов сложно, прямой дороги туда нет. Часть пути можно проехать по артельской дороге, что самими артельщиками, понятно, не поощряется. На побережье стоит маленький посёлок-порт, входная база артельщиков и рыболовецкой артели.

        Заезжали мы туда пару раз на восточный берег залива – привезли на месяц сотрудников ИТиГ на работу, а потом в начале августа вывезли. Во второй заезд на берег рядом с нашей стоянкой выбросило тушу китёнка, очевидно, покалеченного касатками. Запах, конечно, стоял соответствующий…

Татарский пролив и бухта Де Кастри (Чихачёва).

       Залив Чихачева небольшой (в длину 12 км, в ширину 9-10), почти со всех сторон окружен невысокими скалами. Бухта эта была открыта французским мореплавателем графом Лаперузом в 1787 году и названа так в честь морского министра Франции, а в 1952 году переименована в залив Н. Чихачева. В 1855 году во время Крымской войны английская эскадра предприняла попытку штурма бухты и маленького гарнизона, который там находился, да безуспешно. В 1905 году там высаживался японский десант. В 30-х годах на берегах бухты был построен укрепрайон для защиты от возможных нападений японцев. Одно из его укреплений, большой бетонный дот, приспособленный для стрельбы из орудий, можно увидеть над обрывом недалеко от маячка на мысе Орлова.

       В настоящее время на его берегу на высокой террасе стоит посёлок Де Кастри с портом, через который отгружается лес и завозится нефть с Сахалина.